Учитель для России: как в пандемию бросить работу, уехать в село и остаться в выигрыше

0

История нашего читателя Степана, который в разгар пандемии оставил должность проджект-менеджера и уехал в Тамбовскую область преподавать детям английский язык.

Спойлер: он ни о чём не жалеет.

Лентач вдохновляющий

Ровно год назад мы опубликовали несколько историй о ребятах, которые оставили свой привычный образ жизни и уволились с работы, чтобы учить детей в сельских школах.

Несколько читателей Настоящего Лентача настолько вдохновились этими историями, что подали заявки в программу «Учитель для России», прошли отбор и тоже стали учителями! Мы пообщались с тремя такими читателями, которые уже год преподают в региональных школах, и собрали для вас их истории.

Первая — о Степане Грачеве, который работал проджект-менеджером, а стал учителем английского языка в селе Глазок в Тамбовской области.

Глазок. Возвращение

Я хорошо помню это время ровно год назад: была первая волна пандемии, на работе нас перевели на удалёнку, я работал на даче. Тогда, в мае 2020 года, я увидел пост на «Лентаче» — и прочёл историю Артёма Замараева из села Глазок. Его история меня поразила: Артём работал инженером, а затем прошёл в программу «Учитель для России», переехал в тамбовское село и стал учить детей физике.

Программа приглашает в школы разных специалистов на два года, и для участия им необязательно иметь диплом педагога. У меня тоже техническое образование, я учился на инженера, как и Артём. И я уже давно искал способ заняться чем-то другим. История Артёма так впечатлила меня, что я полночи не мог заснуть: всё представлял, как это могло бы быть со мной. И уже на следующий день заполнил заявку в программу.

Жизнь до программы

Я родился и вырос в Москве. К моменту подачи заявки я уже три года работал проджект-менеджером в системном интеграторе. Это такой класс компаний, который занимается поставкой и установкой различного оборудования — наша специализировалась на оборудовании для видеоконференций и переговорных комнат.

Я в основном концентрировался на закупках. Мне многое хотелось поменять в своей работе — особенно угнетала рутина. Я пытался внедрить инструменты RPA (роботизированные программы или боты), чтобы оптимизировать свою работу — но встретил сопротивление. Плюс наложилась пандемия: когда ходишь в офис каждый день, все дни сливаются в единый поток; а когда внезапно оказываешься на расстоянии и можешь посмотреть на свои дни со стороны, открывается много нового. Тогда я решил уйти.

Летний институт

Я подал заявку в «Учитель для России», и мой отбор прошёл довольно быстро — финальный дедлайн был совсем близко. В анкете я выбрал своим предметом английский, и также указал, что мог бы вести математику или физику. Но в английском я был уверен больше, плюс мне хотелось больше коммуницировать с ребятами. После отбора мне отправили оффер, я выбрал школу, в которой буду работать — и уже через месяц началось наше обучение в Летнем институте.

В Летнем институте нам, в основном, дают общие методы педагогики и ценности сообщества. Львиная доля обучения посвящена самопознанию, проверке своей мотивации и ценностей. Однако наш шестой набор проходил Летний институт онлайн, у нас не получилось целиком прочувствовать его атмосферу. Как минимум, не хватило общения с теми, кто уже побывал «в полях».

Поразительное совпадение заключается в том, что мне предложили школу в селе Глазок, что в Тамбовской области — ту самую школу, где работал Артём, интервью с которым меня так вдохновило. И я сразу согласился. Более того, теперь я живу в том самом доме в Глазке, в котором жил Артём. Вообще я был готов на переезд в любой регион — а после рассказа Артёма мне ещё больше захотелось переехать из шумной и суетной Москвы в деревню, жить ближе к природе, на свежем воздухе.

Школа

Помню, первая неделя работы в школе прошла как в тумане. Для меня это был кардинально новый опыт, ведь раньше я никогда не работал с детьми. 99% всего своего времени я придумывал уроки и размышлял о том, как я преподаю. Мозг не отключался ни на минуту. Изначально у меня была идея, что английский нужно преподавать не через правила, а через создание естественной языковой среды. Хотелось так организовать учебный процесс и так погрузить детей в культуру и язык со всех сторон, чтобы они, сами того не заметив, взяли и заговорили (смеётся).

Тогда я, конечно, не понимал, насколько здесь низкий уровень владения английским языком. На этом примере я осознал, что такое образовательное неравенство, с которым мы работаем в программе.

Английский язык — это такой непростой барьер. Его трудно выучить в сельской школе, без возможности путешествовать, разговаривать с носителями, заниматься с репетитором, читать книжки в оригинале. А без знания английского трудно далеко продвинуться в жизни; ЕГЭ по английскому запрашивают многие университеты. Получается замкнутый круг. У детей здесь, в Глазке, изначально гораздо меньше образовательных возможностей, чем у их сверстников в крупных городах. Например, мои московские одноклассники, даже троечники и двоечники, всё равно знали английский куда лучше местных отличников.

Кругозор у здешних детей, к сожалению, не очень широкий. Предел мечтаний многих ребят — уйти из школы после девятого класса и пойти в колледж на железнодорожника. Или в сельскохозяйственный. И только единицы планируют поступать в университет, например, в Тамбов или в Воронеж. Про московские вузы у меня думает только один ученик — у меня с ним как раз скоро индивидуальное занятие. Так что в плане амбиций своих учеников я делаю большую ставку на английский.

Английский присутствует как экзамен во многих престижных университетах и, следовательно, работает как дополнительная преграда для малоимущих. Так что я решил, что буду стараться расширять кругозор учеников, затрагивать всевозможные темы, ситуации. Я надеюсь, мои уроки повлияют на притязания и амбиции учеников и, надеюсь, у них появится желание прикоснуться к этому в будущем.

Мне говорили: «Зачем нам английский? Мы никогда не будем за границей». Я пытался найти слова, сказать, что все впереди, все может случиться внезапно, но в душе мне было очень печально слышать, как ребята не верят в то, что все возможно, если постараться. Надеюсь, они поймут ценность языка как инструмента, и что любое знание не бывает лишним.

На этапе отбора, выбирая между младшей и старшей школой, я отмечал для себя старшую. Мне казалось, что будет легче общаться с детьми постарше, так они ближе мне по возрасту. В Глазке же я преподаю и младшим, и старшим. И в первые месяцы неожиданно для себя обнаружил, насколько мне комфортно общаться с «началкой». Иногда ребята из младших классов приходят ко мне в гости: я могу почитать с ними сказку на английском и поставить Алису в качестве музыкального аккомпанемента. Они каждый раз удивляются Алисе — как это работает. Старшие — они совсем другие, и нам потребовалось время, чтобы привыкнуть друг к другу. Общий язык мы начали находить только с третьей четверти.

Быт

Когда живёшь в Москве всю жизнь, чувствуешь, что совсем не знаешь свою страну. По России я путешествовал гораздо меньше, чем по странам Европы или Азии. Я был уверен, что наша столица и наша страна — это словно две параллельные реальности, и мне было очень интересно узнать, что представляет из себя Россия.

В село Глазок я впервые приехал за пару недель до начала работы — вместе с двумя коллегами по программе. До этого я никогда не был в настоящем селе. Первым делом я активно взялся за обустройство дома. Привёз бытовую химию, пылесос, и навёл порядок. Настроил wi-fi, Алису, купил авто. С каждым преобразованием жизнь в доме становилась всё более привычной. Понял, что могу жить там, где чисто и есть интернет.

Мои первые впечатления от Глазка и то, как я вижу его сейчас, довольно сильно различаются. Помню, как сильно в первые дни меня поразила бедность вокруг. Многие люди продолжают жить без электричества и канализации.

Интересно, как здесь все здороваются друг с другом — в маленькой тесном сообществе все знают друг друга и оттого крайне восприимчивы к «чужакам». Летом здесь было действительно чудесно: вокруг природа, мы ходили купаться на речку. В Глазке не так много мест, куда можно пойти — зато здесь есть обновлённая библиотека, ремонтом которой в прошлом году занималась выпускница программы. Так из полузаброшенной библиотеки получился настоящий культурный центр: дети приходят сюда на чаепития, поваляться на пуфиках, поиграть в настолки. А мой коллега, учитель физики, еженедельно проводит здесь поэтические вечера. Получился такой современный лофт для всего села; ничего подобного нет ни здесь, ни в соседнем городе Мичуринске.

Раньше меня не было ни малейшего представления о жизни современной русской деревни. Теперь у меня изменилось отношение к жизни в городе, к работе, да и к жизни в целом. Резко расширился горизонт того, что я вижу. Может, звучит банально, но этот опыт позволяет взглянуть на окружающую действительность под разными углами, с диаметрально противоположных точек зрения.

Что дальше?

Впереди участие на Летнем институте в качестве «ангела» — помощника для команды и участников. А затем начнётся мой второй год в программе. Ничего не могу сказать о своих планах после программы.

Стать учителем для России

Для меня работа в школе — это долгосрочный и, может быть, не самый очевидный вклад в развитие нашей страны. Мы много слышим о том, что врачи и учителя — это самые важные люди. По крайней мере, должны быть таковыми. Но престиж профессии учителя в России по ряду причин всё ещё очень низкий — и я рад показать своим примером, как можно учить по-другому. Мне кажется, что школа — это такая лакмусовая бумажка нашего общества. Ведь дети — основа будущего общества, самое главное, что есть у России. И то, каково детям сейчас в школе — один из главных индикаторов того, каково сейчас жить в нашей стране. Я думал так до программы, и продолжаю так думать сейчас.

Раньше я никогда не работал с детьми. И начал-то, можно сказать, потому, что осознал: чего-то не хватает, что-то упускаю. Для этого решил сделать несколько шагов назад, вернуться в школу и переосмыслить свое взросление через детей. У них можно многому научиться.

О программе

«Учитель для России» — программа, которая помогает профессионалам из разных сфер оставить рутину и стать учителями в сельских школах на два года. Программа работает в региональных школах, которым не хватает учителей, и в которых низкая успеваемость у учеников. Основная цель — при помощи квалифицированных энтузиастов решить проблему образовательного неравенства в России.

Участники программы «Учитель для России» переезжают в другой город, село или деревню, и два года преподают в местной школе любимый предмет. Программа поддерживает участников современной методикой, дружным коллективом и конкурентной зарплатой. Получается win-win: учителя направляют свои знания и накопленный опыт на самую благодарную аудиторию — детей; а дети с помощью интересных и вовлекающих занятий расширяют свой кругозор и начинают больше верить в свои силы.

Приём заявок в этом году продлён до 13 июня. Вы ещё успеваете подать заявку: anketa.uchitel.ru

Полезные ссылки

Подробнее о программе: https://uchitel.ru

Истории других учителей:

- Артём Замараев: как всё бросить, уехать в село и наполнить свою жизнь смыслом

- Влад Акульшин: наш читатель бросил работу в СК, уехал в глубинку и стал учителем информатики

- Мария Полякова: как из региональной школы запустить международный театральный фестиваль

- Анна Згонникова: как уйти из НИИ, чтобы прививать детям любовь к химии и биологии

- Екатерина Фахрутдинова: как променять жизнь у моря на работу в школе, и открыть для себя заново профессию учителя.

Программу «Учитель для России» запустили в 2015 году, чтобы обеспечить детям со всей страны равный доступ к образованию. Программа даёт уникальную возможность стать профессиональным учителем, даже если у вас нет опыта преподавания. Участники программы работают с более чем 30 000 детей в 96 школах в 7 регионах России.

Поделиться