Законопроект о регуляции соцсетей и мессенджеров: что изменилось?