Учитель для России: наш читатель бросил работу в СК, уехал в глубинку и стал учителем информатики

0

Рассказ Влада Акульшина о том, как он оставил работу юриста и жизнь в Саратове ради карьеры учителя информатики в посёлке под Воронежем.

Жизнь до проекта

Я вроде как мечтатель, идеалист. Из-за этого меня часто считают наивным, или каким-то не слишком хорошо понимающим суть жизни. Я всегда испытывал неловкость по этому поводу — не хотелось казаться комнатным мальчиком, который не видел жизни за пределами монитора. Наверное, поэтому я пошёл на юридический.

Тему бакалаврской работы я выбирал после того, как в стране прошёл ряд громких антикоррупционных скандалов. В итоге темой диплома стали журналистские расследования — чем они отличаются от внутриведомственных, как проводить их легально, какими инструментами пользоваться.

Вторая тема была про места лишения свободы и российский уголовный закон. Мне не нравится, что сами принципы нашего уголовного кодекса сформулированы так, чтобы карать преступников, а не возвращать их в общество нормальными людьми. Конечно, кроме моих научных руководителей, эти работы никто не читал.

Юридический рынок труда устроен так, что если хочешь идти по уголовно-правовому направлению, то тебе либо в Следственный комитет (СК), либо в прокуратуру. Я устроился в СК на летнюю практику, и остался на полтора года. За это время я понял, что работа следователя — правильно составить документ, а не установить обстоятельства дела. Когда дело у тебя на столе, про него уже всё известно, осталось только правильными словами записать. Я же хотел ловить преступников.

После была работа в Роскомнадзоре, в отделе по работе с вышками связи и почтой — другими словами, я никого не блокировал. В итоге свалил и оттуда. Много работал помощником юриста в разных компаниях, пробовал запустить собственные проекты. В общем, искал себя, как мог. Тогда я узнал про программу «Учитель для России», которая помогает специалистам построить карьеру учителя, а детям из глубинки — получить достойное образование.

Первый раз я подал заявку примерно в октябре. Помню, тогда крепко задумался, чему смогу кого-то научить, какой опыт смогу передать. Решил, что никакой, и отложил участие в программе до лучших времён. К тому же, у меня на руках уже было предложение на должность менеджера проектов в IT-компанию.

Эти полгода работы проектником мне многое дали. Оказалось, что я многое умею и могу рассказать. У меня был помощник, на год младше. У него были совсем другие опыт и навыки. А самое главное — у него был большой страх перед тем, чтобы взять и делать. И я понял, что видел похожий страх у многих своих знакомых. Было понятно, что это далеко не проблема университета.

А потом к нам в Саратов приехала Ирина, учительница немецкого, тоже участница программы. Она заново рассказала про проект, и внутри у меня ёкнуло: я понял, что не могу больше сидеть тут. Останусь — сопьюсь или загрущу от бессмысленности.

Так я попал в посёлок Каменка в Воронежской области.

Родители поддержали, хоть и сильно переживали из-за моих карьерных метаний. Для них мой уход из одной сферы в другую был непонятным. Друзья тоже поддержали. Они, как и я, слабо представляли, что получится из всей этой затеи. Сказали лишь одно: «Хочешь? Ну раз хочешь, значит получится»

Сложнее всего пришлось моей девушке, которая решила поехать со мной. Новое место, новые люди, все друзья далеко. У меня, по крайней мере, была сотня учеников для общения. Ей было тяжело, но она справилась. Честно говоря, если бы не она — не уверен, что справился бы я.

Летний институт

После подачи заявки и заполнения анкеты меня позвали на онлайн-интервью, а позже — на небольшой очный тур. Это такая проверка на адекватность. Затем я прошёл тест на проверку предметных знаний, и получил приглашение стать учителем для России. Нет, к детям меня тогда ещё не пускали — сперва было знакомство с другими участниками, погружение в программу, распределение по школам и пятинедельный Летний институт — подготовительный очный курс для будущих учителей.

Я если честно не ожидал, что «Учитель для России» — это целое сообщество. А ещё это был мой первый опыт, когда я вписался в проект, за который отвечали не формальные исполнители, а живые люди, которым важно, что происходит с другими участниками, что происходит между ними. Здесь очень сильные социальные связи.

Ещё я не ожидал, что здесь окажется так много людей, готовых идти на контакт, как-то помогать. Это очень помогает не опускать руки, когда тяжело. Учителя здесь — не человеческий ресурс, а важные участники процесса.

Перед участием у меня было сомнение в качестве программы: я думал, мне будут давать деньги, и параллельно проводить какое-то обучение. И не более. На самом деле кураторы всегда интересуются, как мои дела, насколько я вовлечён, какой у меня прогресс. Для них это возможность видеть, как меняется моё отношение к программе. Для меня эта обратная связь стала возможностью работать над ошибками и не растерять энтузиазм. Именно там я понял, что учитель — это не просто взрослый дяденька, который читает лекцию у доски. Настоящий учитель — это нечто большее.

Школа

С подачей учебного материала вообще интересная история. Тут в чём дело: есть ФГОС (федеральный государственный образовательный стандарт — прим. ред.), который закрепляет требования к знаниям и навыкам, которые ученикам нужно освоить. И есть учебники, которые по этому ФГОСу построены.

Во ФГОСе нет указания: в такой-то четверти такого-то класса нужно пройти такую-то тему — и это круто. С другой стороны, у школы есть учебник, рекомендуемый к изучению — потому что он закуплен и лежит в библиотеке. И тут всплывает главная проблема: два из трёх таких учебников были написаны примерно в нулевых, и с тех пор переиздавались с небольшими правками.

К этому добавьте, что ни один учебник не отвечает на вопрос: почему ученику должно быть интересно это читать?

Поэтому де-юре я вёл все те же уроки по ФГОС, пытаясь развивать у учеников «целевые компетенции и навыки». А де-факто — пытался построить уроки так, чтобы они отвечали на реальные вопросы учеников. Почему у меня висит компьютер? Где безопасно качать игры? Как (и зачем) составить распорядок дня? Как нафотошопить красивую открытку бабуле на 8 Марта? Как нарезать видос?

Например, в одной из четвертей я решил дать блок про мультимедиа, но заметил, что у ребят нет «насмотренности», а поэтому и понимания композиции и сочетания цветов. Зато есть чувство юмора, поэтому мы стали делать мемасы: вставляли в постер «Мстителей» лица героев «Шрека», меняли фоны и таким образом учились.

Одна из лучших моих находок — использование короткометражек. Ребята учатся монтировать и при этом работают с ёмкими и конкретными смысловыми единицами: делают 40-секундный трейлер к пятиминутной короткометражке. С одной стороны, нужно убрать всё лишнее, а с другой, понять, что происходит в картине, о чем глобально идет речь.

Главное отличие детей в посёлке — у них меньше понимания о карьерных возможностях. Вопрос «кем я стану» здесь чаще решают родители, чем дети. В остальном интернет делает своё великое дело, и школьники знают и про феминизм, и о ЛГБТ, играют в Fortnite и Metro 2033.

При этом многие умеют работать руками: у меня один ученик мотоциклы собирает. Но почти никто из них ни разу не был в театре. Не потому, что им это неинтересно, а потому что нет физического доступа.

Есть места с действительно сложным социальным контекстом. Да, какие-то семьи разъедает нищета; да, мигрантам бывает сложно интегрироваться в общество.

Но с этим можно работать. Дети мигрантов — прекрасные ребята. Дети из многодетных и неблагополучных семей тоже умеют улыбаться.

У нас в программе есть такое упражнение — мы смотрим чужие уроки в сети, и потом оцениваем их, делимся друг с другом впечатлениями. Например, смотрели уроки учителей из Индии, и вот там — сложно. Классы по 35-40 человек, преподавание на неродном языке, мало пространства, сложный контекст. И ничего, и там дети играют. Мне кажется, история про мрак и безысходность в русском селе — это такой очень колонизаторский взгляд на чужую жизнь, как будто мы знаем, как на самом деле её надо жить, и как она должна выглядеть.

У меня в классе часто тусуются пятиклассники, и я притащил им настолку «Эволюцию». Они втянулись, и, узнав об этом, воронежское антикафе прислало целую коробку колод для Magic the Gathering — теперь школа для ребят это не только уроки и экзамены, но и игры с общением.

Быт

Я люблю говорить, что в Каменке мой уровень жизни вырос. Тут очень вкусный хлеб, ароматный ужасно. У одного местного мужика под конец октября я успел купить около 15 кг каких-то невероятных болгарских перцев за смешные 60 рублей за кило, до сих пор замороженные в холодильнике лежат. Из окна не воняет выхлопами. На работу в транспорте тащиться не надо. В столовой вкусно кормят почти за бесценок — 50 рублей за комплексный обед.

На старой работе я получал 20 тысяч, плюс ежеквартальная премия. Получалось примерно 35 тысяч. Сейчас я получаю 20 тысяч стипендии, плюс примерно 14 тысяч учительская зарплата, плюс 15 тысяч компенсации за аренду жилья.

Мы живём с девушкой вдвоём, она сейчас переучивается и не работает, поэтому пока что расходы только на мне. 20 тысяч стипендии нам хватает, чтобы платить за все онлайн-подписки, оплачивать связь и вкусно кушать.

На аренду однушки уходит 5 тысяч рублей, ещё 2,5 тысячи уходит на коммуналку. Компенсация за аренду, как уже говорил, 15 тысяч. Получился дополнительный доход.

Всё остальное — в накопления. Купили стиральную машинку и курсы по концепт-арту.

Единственное, с чем тут реально проблема — вода. Она жёсткая, и я забываю выливать лимонную кислоту из чайника, когда чищу его от накипи.

В целом, какого-то отрыва от цивилизации нет. Есть супермаркеты, есть интернет. Каменка – это посёлок, но это не какой-то депрессивно-суицидальный край мира. Улицы здесь ухоженные, дома красивые, люди добрые, улыбаются на улице.

Порадовало, что довольно развито местное производство. Вкусные пельмени по 150 рублей за килограмм, отдельный кондитерский магазин с невероятно вкусным и свежим рахат-лукумом — надеюсь, он переживёт карантин.

В посёлке появился повод вставать в 6 утра и ложиться в 10 вечера. Раньше я понимал, что для моих биологических часов это самое оптимальное время, но когда на работу к девяти, а не к восьми, сделать такой шаг очень сложно.

В личностном плане на меня большое влияние оказал Летний институт. Когда я спрашивал про это у своей девушки, она ответила, что туда я уезжал ещё немного мудаком, а обратно уже без этого вернулся.

Можно сказать, что всё ужасное, сложное и непростое, что связано со внутренним переходом и изменениями, со мной случилось до того, как я попал в школу. И это важно — нельзя оказаться там неподготовленным.

Ученикам нужен безопасный взрослый, который уже стабилен и умеет работать со своим стрессом и переживаниями.

После проекта

«Учитель для России» — это первое место, где я смог смело озвучивать свои идеи, не боясь показаться смешным или нелепым. Всё моё окружение на протяжении жизни говорило: нужно быть суперпрагматичным и меркантильным. Здесь я могу отойти от ценностей выживания к каким-то другим ценностям, для меня это очень важно.

Зимой мне часов в 9 вечера позвонил ученик. Сбивающимся голосом, чуть ли не плача, рассказал, что отправил все новогодние деньги — 4000 рублей — интернет-мошенникам. И спросил, можно ли их как-то вернуть.

Я объяснил ему, что нельзя, и что на самом деле он купил довольно ценный опыт всего за четыре тысячи. Я в своё время такой же опыт купил за тридцать тысяч, и не своих, а в долг.

Другие ребята пишут мне иногда просто потому, что особо больше не с кем что-то обсудить. Вот ради этого я здесь — чтобы у моих учеников был человек, с которым можно безопасно говорить о важном, и к которому можно обратиться, если что-то случится. С некоторыми ребятами я точно буду на связи и после проекта.

Стать учителем для России

Серьёзно, сколько умных лекций ни прослушай, в жизни всё пойдёт наперекосяк — и это нормально. Важно, что у тебя есть люди, которые в удобном и понятном формате помогут тебе работать с тем, что пока что не получается.

Работа кураторских групп помогает справиться со стрессом. Когда есть куратор, с которым можно поговорить о проблемах в работе, это очень спасает. Когда есть группа ребят, у которых похожие боли и неудачи, справляться проще.

Желание и энтузиазм для учителя важны, конечно, но на самом деле главное для учителя — это готовность к изменениям и принятию. Есть такая позиция в социологии, которая мне очень близка: «Если мы хотим что-то понять, нам нужно отказаться от простых объяснений». Это бывает очень сложно.

Работать в школе — супер-ответственное дело. Набор в программу устроен не по принципу «взять всех скопом и побольше», мы понимаем, что несём ответственность, в том числе и перед учениками, к которым наши участники выйдут.

Поэтому свои сомнения можно озвучить кому-нибудь из программы — кураторам или другим учителям. Они всегда помогут найти ответ вместе. Сомнения это не страшно. Когда сомнение понятно, с ним можно работать.

Если вы сомневаетесь, участвовать ли в программе, задайте себе единственный вопрос: а что вам мешает?

Специально для читателей Лентача мы запускаем грант, эквивалентный сумме 500 000 рублей. Многие участники программы “Учитель для России” запускают в школах свои проекты, и бывает важно рассказать о них миру, чтобы накраудфандить средства или привлечь волонтеров. C помощью гранта Лентача вы сможете рассказать о своих инициативах на нашей площадке. Чтобы получить грант, нужно подать заявку на участие в программе «Учитель для России», пройти отбор и начать работать в школе. Получателей гранта определим в 2020-2021 учебном году вместе с организаторами программы.

О программе

«Учитель для России» — программа, которая помогает профессионалам из разных сфер, без образования педагога, стать учителями на два года. Она работает в региональных школах, которым не хватает учителей, и в которых низкие результаты у учеников. Основная цель — решить проблему образовательного неравенства. То есть сделать так, чтобы жизненный путь ребенка не зависел от места проживания и благополучия семьи.

Участники программы «Учитель для России» переезжают в другой город, село или деревню, где два года преподают в местной школе любимый предмет. Программа поддерживает участников на этом пути, обучая их и помогая учителям (методической, кураторской, финансовой поддержкой) реализовать свой потенциал — и, как следствие, потенциал их учеников.

Для участия в программе нужно:

  • зарегистрироваться и заполнить анкету (заполнение анкеты займёт примерно 1 час)
  • пройти интервью в Skype (40 минут)
  • пройти онлайн тур (3,5 часа)
  • пройти тест на проверку предметных знаний (1 час)
  • выбрать школу, в которой будете работать (1 час на интервью по распределению, около 3-6 часов на изучение информации о школах и онлайн-собеседования с директорами школ)
  • пройти Летний институт погружения в программу и подготовки к работе (5 недель)
  • начать работать учителем (2 года)

Заявки принимаются до 24 мая включительно.

Сайт программы: https://uchitel.ru

Поделиться