Песков встретился со студентами ВШЭ

0

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков 29 марта пришел в студенческую передачу «В точку!» НИУ ВШЭ

МБХ Медиа собрали главное из того, о чем Песков говорил со студентами.

Примечание: вопросы задают разные студенты. Отвечает Песков.

Я хотела задать вопрос 5 минут назад, когда мы обсуждали освещение событий на федеральных каналах. Вы сказали, что ничего плохого нет в том, что не до конца освещают события митингов, потому что для федеральных каналов важно соблюдать принцип комплексного освещения. А когда Навального в эфирах России и Первого канала называют не Навальным, а определенными политическими силами — это комплексное освещение? Или они просто не знают, как его зовут? Спасибо.
Навальный, здесь я могу сказать его имя. Ничего в этом страшного нет. Действительно, в какой-то момент очень многим в нашей стране показалось, что это новая растущая сила. Это был 2011−2012 год. Он, действительно, обладает ораторскими способностями, которые он развил после специального обучения в Америке. Ходил там на ораторские курсы. У вас здесь есть ораторские курсы? Он просто ходил на них. По всей видимости, он как-то готовился к политической карьере. У него был пиковый момент, он искусственно использовал болезненную для всего общества антикоррупционную тему. Он первый ее вытащил на поверхность и за счет этого приобрел популярность. Он овладел технологией массовых акций и протестов. Но он не смог со временем, с годами добавить к этому какую-то идеологию.          Я не знаю, как вы персонально к нему относитесь, но общественное восприятие развивается по определенным законам. Если ты хочешь общественной поддержки, не маргинальной, ты должен предъявить контент, связанный с развитием. Люди подсознательно ищут вопрос, что будет с нами дальше? Как я буду зарабатывать деньги? Кто будет лечить моих детей? Кто будет наказывать преступников? Кто будет мне платить и какую пенсию в старости? Никто ли не будет ограничивать мои свободы? Подсознательно все ищут ответ. И если программа того или иного политика несет в себе в разных степенях ответы на этот комплекс вопросов, политик начинает расти. Если он замыкается в какой-то повестке дня… Нельзя стать политиком на «часах Пескова». Так устроен мир, и так устроено общественное восприятие. Навальный не смог, он остался в антикоррупционных историях, которые уже с успехом подхватила и власть, и другие партии. Навальный, с моей точки зрения… да простит меня Явлинский, я его очень уважаю, он очень умный человек. Но Явлинский на самом деле похоронник (вероятно, Дмитрий Песков имел в виду «могильщик». — прим. «МБХ медиа») нашей оппозиции. Из-за своих амбиций оппозиция не смогла объединиться. И Навальный повторил его путь. Сколько раз у него была возможность объединиться с тем же Гудковым, с той же Собчак, с тем же Немцовым и так далее. Обогатить палитру оппозиционную, сделать ее более состоятельной. Но только из-за своего эго, а он в личном плане — я его ни разу не видел, с ним не знаком — но вот товарищ, например, Венедиктов. Они дружат, они — большие друзья. И Венедиктов мне рассказывает, что он в плане своего эго очень уязвим. Он очень болезненный такой нарцисс и эгоист. А в политике очень сложно быть эгоистом, надо уметь идти на компромиссы, надо уметь выстраивать блоки, коалиции — он не смог этого сделать. Он не смог переступить через себя, и он выполнил ту же роль, что и Явлинский. А без оппозиции — без реальной оппозиции — страна жить не может. Оппозиция должна быть.
Много ли можете придумать эвфемизмов для слова «Навальный? Или у вас есть список?
Я еще одну вещь хотел вам сказать. Президента иногда спрашивают, какая у вас любимая футбольная команда? Вы понимаете, что он не может ответить? Или какой у вас любимый певец?
Он сразу больше зарабатывать станет.
Вот, вот. Он тоже не может ответить. А что будет с политиком? Или с псведополитиком? Конечно, не за счет самого участника политической игры, а за счет того, что какой-то дядя делает ему подарок. С какой стати ему делать подарок? Или кому-то еще?
Главная тема последних дней — это теракт в Кемерово, по официальным данным, там погибли 64 человека. Президент назвал это преступной халатностью, разгильдяйством. Означает ли это, что необходимо по-настоящему наказать виновных или менять эту коррупционную систему надзора за безопасностью?
К сожалению, наши правила, СНИПы и так далее, составлены таким образом, что их практически выполнить нельзя. Если сейчас сюда придет требовательный пожарный инспектор, он закроет эти помещения, вашу студию, обязательно найдет, к чему прицепиться. Должны быть абсолютно прозрачные правила, и должно быть бескомпромиссное требование выполнения этих правил. Это у нас работает пока несовершенно.
Мой вопрос не от меня лично, не от какого-то СМИ, а от граждан. Позавчера у здания администрации в Кемерове собрались люди. Губернатор Аман Тулеев сказал, что там 200 человек, которые «постоянно бузотёрят». На деле там было около 2000 человек, среди которых действительно были родственники погибших в торговом центре. В это время в город приехал Владимир Путин. Люди, которые были на площади, потом увидели только репортажи о его приезде. Почему президент не вышел к ним, когда они его ждали?
Я сам был в Кемерове, на площади было даже больше 2000 человек. Наверное, неудачное слово использовал губернатор Тулеев. Там была такая абсолютная концентрация горя и эмоций. У них были лозунги: «Мы хотим правды», «Тулеева в отставку» и «виновных к ответу». Естественно, в эмоциональной среде очень быстро распространялись слухи о том, что погибших гораздо больше. Сплетни, сарафанное радио — обычное дело в трагических ситуациях. Не обошлось и без пранкеров. В соцсетях были вбросы, мы легко установили, откуда они шли — из Украины и из Турции.                             Почему Путин не вышел? Толпа людей, несколько тысяч человек, которые скандируют «террору нет». Путин — очень конкретный и прагматичный лидер. Если ему задают вопросы, он разбирается в них и дает обещания. Он очень далек от популизма. С толпой в несколько тысяч человек говорить в стиле Путина невозможно. В такой ситуации выходить с митинговым выступлением, с которыми он выходил во время предвыборных кампаний, — это кощунство, это не решит проблему. Когда столько людей, говорить не с кем. Поэтому, пока шло совещание, мы пытались выяснить, есть ли где-то инициативная группа. Мы узнали, что в этой толпе появилась инициативная группа, которая решила проверить морги и посчитать, сколько там погибших. Путин попросил узнать, где они находятся, и поехал в этот морг, там был четкий разговор.
В у вас не создалось впечатления, что такие лозунги появились потому, что не последовало реакции? Необязательно это могли быть какие-то рациональные размышления, это могли быть слова поддержки, как слова благодарности Путина после выборов.
Что касается поддержки, он как раз туда прилетел, его приезд явился жестом, актом поддержки. Те самые люди, которые входили в инициативную группу, поблагодарили его за приезд. Идеально ли сработала власть в плане общения с горожанами в эти безумно трудные дни? Нет, безусловно, неидеально. Здесь же наверняка не только журналисты, но и пиарщики? Это вопрос коммуникаций, плохая работа по линии public relations, это кризисный менеджмент. Нужно было с самого начала на месте наладить предельно широкий поток информации, доводить информацию до людей всевозможными способами. Этого не было сделано, и это стало причиной недоверия к власти.
Кремль никак не комментировал ситуацию с обвинениями в домогательствах депутата Леонида Слуцкого. У меня вопрос лично к вам не как к пресс-секретарю президента, а как к отцу двух дочерей. Как вы относитесь к обвинениям в домогательствах Леонида Слуцкого и тому, что комиссия Госдумы по этике не нашла в его действиях никаких нарушений?
Есть женщины, которые обвиняют его в том, что он к ним приставал. Они имеют право защищать свои интересы в том порядке, который установлен законом, им никто не мешает. Это связано не столько с комиссией по этике, сколько с правоохранительными органами. Но мне неизвестно, чтобы кто-то из них пытался защитить свои честь и достоинство в порядке, предусмотренном законом.                                                 Еще в этом есть какая-то дань моде, попытка угнаться за той вакханалией, которая творится в Америке. Если Слуцкий напал на бедную журналистку, она где была, чего она терпела? Зажали в кабинете. Девушкам, наверное, виднее, но его можно посчитать не очень приятным мужчиной. Если он тебя зажал, если он тебя домогался, ты чего молчала? Почему столько времени прошло, а ты выходишь в комиссию по этике? Меня просто это удивило. Девушки, которые стали звездами, которые сделали много, что не подобает понятию чести и достоинства, заработали сотни миллионов долларов и через 10 лет говорят, что Вайнштейн виноват. Может быть, он подонок, но никто из них же не пришел в полицию! Нет, хотели заработать 10 миллионов долларов. Как называется женщина, которая за 10 миллионов долларов переспала с мужчиной? Она называется проституткой. Если ты хочешь защитить свои честь и достоинство, если это действительно было насилие, ты идешь в полицию в этот же день.
Вы упомянули фамилию Бориса Немцова во время эфира. Сейчас до сих пор Руслан Геремеев — главный подозреваемый по делу — не явился на допрос. Тем не менее, Руслан Геремеев — племянник Сулеймана Геремеева, который состоит в Совете федерации Федерального собрания исполнительной власти Чечни. Если мы так успешно действуем в геополитике, то внутри мы можем сделать так, чтобы «дело Немцова» продвинулось? Может ли Путин поговорить с Рамзаном Кадыровым и сделать так, чтобы Геремеев все-таки явился на допрос?
Он наверняка может это сделать, но это скорее вопрос к следствию. Президент же не может вмешиваться в следствие. Ошибочно думать, что Путин имеет какое-то влияние на следствие и на суд. Дело под личным контролем президента, но это не значит, что он может что-то диктовать. СК обладает всеми необходимыми полномочиями, всеми рычагами, необходимыми для реализации тех или иных задач в рамках следствия. Это не вопрос к президенту.
Они постучались к нему в дверь, а он им просто не открыл. То есть к оппозиционным политикам можно врываться в дом и делать что угодно, а к Геремееву нельзя. Получается, следствие бессильно. И что тогда делать стране?
У нас следствие далеко не бессильно.
В этой ситуации оно оказалось бессильно.
Оно может быть эффективно, вы не правы. Я не знаю причин, говорю искренне. Поскольку не знаю деталей, было бы ошибочно что-то говорить. Детали нужно спрашивать у СК. Есть ФСБ. У них есть свои пресс-службы и подразделения для работы.
Ваши фразы «это не компетенция Кремля», «Кремль не в курсе» уже стали мемом. Как вы относитесь к репутации пресс-секретаря, который не отвечает на вопросы прямо?
Пресс-секретарь президента не должен отвечать на все вопросы. Дело в том, что мне задают вопросы обо всех темах: неудачи в футболе, причины возгорания, ход следствия, просят прокомментировать решения суда. Вот если бы я отвечал на все это, это была бы настоящая пурга. Я не имею на это права, у меня есть определенные полномочия. Президент не имеет отношения к судебной власти, он не оказывает влияния. Как же я могу комментировать то или иное решение суда? Помните, была история с врачом, начало процесса за врачебные ошибки? Меня спрашивают, как в Кремле относятся. С моей стороны было бы преступно что-то говорить. И журналисту писать об этом однозначно нельзя. Если журналист не посвящен во все детали медицины, медтехнологий, нельзя рассуждать, была врачебная ошибка или нет. Я не уполномочен комментировать все. Поэтому я говорю фразы, которые стали мемами.
Поделиться