56 лет спустя. Хроника космического полета Юрия Гагарина

2722

5 часов 30 минут. Евгений Анатольевич Карпов с решительностью полководца вошел в спальню и потряс Гагарина за плечо.

— Юра, пора вставать…

Гагарин встал. Тотчас поднялся и Герман Титов, напевая шутливую песенку о ландышах: неистребимая потребность в музыке. Доктор удовлетворенно покачал головой — космонавты были бодры. Предполетная программа выполнялась пунктуально.

После обязательной физзарядки — завтрак. Космонавты с удовольствием отведали мясного пюре, черносмородинного джема, черного кофе. Выдавливая очередную тубу, Юрий не удержался от шутки:

— Такая пища хороша только для невесомости — на земле с нее можно протянуть ноги…

6 часов 00 минут. Началось заседание Государственной комиссии. Оно было очень коротким. Все доклады конструкторов, инженеров сводились к скупым фразам: «Замечаний нет, все готово». «Вопросов нет, можно производить пуск»

После заседания было подписано полетное задание номер один космонавту Юрию Гагарину. Этот интересный акт в числе других совершил генерал Каманин Николай Петрович.

Юрий Гагарин перед полетом
Юрий Гагарин перед полетом

Первым облачать в скафандр стали Германа Титова. Гагарина — вторым, чтобы меньше парился (вентиляционное устройство скафандра можно было подключить к источнику питания только в автобусе).

Большую помощь в экипировке Гагарина оказывал выдающийся советский парашютист Николай Константинович Никитин.

Когда Юрий был одет, работники космодрома попросили у него автографы. Юрий смущен. Тогда, два дня назад, когда у него попросили автограф, ему показалось, что это была шутка.

Космонавты, сопровождаемые медиками, вышли из домика — их встретил Сергей Павлович Королев. Главный был усталым и озабоченным — видимо, сказывалась бессонная ночь.

Позже Гагарин скажет об этой встрече:

Он дал мне несколько рекомендаций и советов, которых я еще никогда не слышал и которые могли мне пригодиться в полете. Мне показалось, что, увидев нас и поговорив с нами, он стал несколько бодрее…

Через несколько минут специальный автобус (он был голубого цвета), мягко открыв двери и поглотив ударную группу, направился к стартовой площадке.

6 часов 50 минут. Гагарин вышел из автобуса. Многие присутствующие знали его лично, всех охватило волнение. Каждый хотел на прощанье обнять Юрия. Андриян Николаев, забыв впопыхах, что Гагарин уже в гермошлеме, бросился поцеловать его, стукнулся лбом о козырек, растирая ушибленное место, потянулся вновь, все-таки осуществив свой замысел.

После доклада Председателю Государственной комиссии, Юрий сделал заявление для радио и печати. Он сказал:

…Через несколько минут могучий космический корабль унесет меня в далекие просторы Вселенной. Что можно сказать вам в эти последние минуты перед стартом? Вся моя жизнь кажется мне сейчас одним прекрасным мгновением. Все, что прожито, что сделано прежде, было прожито и сделано ради этой минуты… Первым совершить то, о чем мечтали поколения людей первым проложить дорогу человечеству в космос… Назовите мне большую по сложности задачу, чем та, что выпала мне. Это ответственность не перед одним, не перед десятками людей, не перед коллективом. Это ответственность перед всем советским народом, перед всем человечеством, перед его настоящим и будущим. И если тем не менее я решаюсь на этот полет, то только потому, что я коммунист, что имею за спиной образцы беспримерного героизма моих соотечественников — советских людей.

7 часов 00 минут. Яркие лучи солнца весело осветили стартовую площадку, высекли на сосредоточенных лицах ученых, инженеров, стартового расчета напряженную улыбку. Через три дня Юрий Алексеевич напишет:

Погода благоприятствовала полету. Небо выглядело чистым, и только далеко-далеко жемчужно светились перистые облака. —Какое жизнерадостное солнце; — воскликнул я

Находясь на железной площадке перед входом в кабину, Гагарин приветственно поднял обе руки: он прощался с теми, кто оставался на Земле: «До скорой встречи».

Осторожно поддерживаемый врачом и ведущим конструктором корабля «Восток» Алексеем Ивановым, Юрий Алексеевич скрылся в кабине.

Юрий Гагарин в кабине космического корабля “Восток”. Архив
Юрий Гагарин в кабине космического корабля “Восток”. Архив

Внизу, завороженно задрав головы кверху, стояли и Главный конструктор и Юрины друзья — все те, кто провожал его в полет.

7 часов 10 минут. Голос Гагарина появился в эфире. Сергей Павлович Королёв интересовался настроением Гагарина.

— Юрий Алексеевич, как себя чувствуете?

— Спасибо. Хорошо. А вы?

7 часов 34 минуты. На связь вышел Павел Попович:

— Юра, как дела?

Гагарин:

— Как учили (смеется).

Капитан Попович озорно посмотрел на присутствующих.

— Юра, ты не скучаешь там? — спросил он.

— Если есть музыка, можно немножко пустить, — согласился Юрий Алексеевич. Через короткое время сообщил: — Дали про любовь. Слушаю Утесова.

8 часов 10 минут. Объявлена 50-минутная готовность. Сразу же обнаружена неконтактность входного люка. Неисправность была устранена тотчас.

8 часов 30 минут. 30-минутная готовность. Титову объявлено, что он может снять скафандр и ехать на пункт наблюдения, где уже собрались все специалисты.

Идет активный радиообмен. Корреспондентами Юрия Алексеевича являются Сергей Павлович Королёв, Николай Петрович Каманин, Павел Романович Попович.

8 часов 32 минуты. Попович:

— Вашим здоровьем интересовались из Москвы. Передали, что вы себя хорошо чувствуете и, значит, готовы к дальнейшим делам.

Гагарин:

— Доложили правильно. Самочувствие хорошее, настроение бодрое, к дальнейшей работе готов.

8 часов 40 минут. Гагарин:

— Как, по данным медицины, сердце бьется?

Каманин:

— Пульс у вас 64, дыхание — 24. Все идет нормально.

Гагарин:

— Понял. Значит, сердце бьется.

8 часов 45 минут. Объявлена 15-минутная готовность. Каманин:

— Объявлена десятиминутная готовность. Как у вас гермошлем, закрыт? Закройте гермошлем, доложите.

Гагарин:

— Вас понял: объявлена десятиминутная готовность. Гермошлем закрыл. Все нормально, самочувствие хорошее, к старту готов.

9 часов 02 минуты. Королёв:

— Минутная готовность, как вы слышите;

Гагарин:

— Вас понял: минутная готовность. Занял исходное положение…

9 часов 07 минут. Сергей Павлович информирует космонавта о действиях Земли.

Королёв:

— Дается зажигание, «Кедр».

Гагарин («Кедр»):

— Понял: дается зажигание.

Королёв:

— Предварительная ступень… Промежуточная… Главная… Подъем.

Гагарин:

— Поехали... Шум в кабине слабо слышен. Все проходит нормально, самочувствие хорошее, настроение бодрое, все нормально.

Королёв:

— Мы все желаем вам доброго полета…

Гагарин:

— До свидания, до скорой встречи, дорогие друзья!

9 часов 09 минут. Отделение первой ступени. Гагарин должен услышать, как отделилась эта ступень, и почувствовать, что вибрация резко уменьшилась. Ускорение тотчас возрастает, так же, как и перегрузки. На пункте наблюдения ждут доклада Гагарина…

В динамиках — молчание.

Королёв:?:

— «Кедр», как чувствуете себя? — Гудение динамиков, знакомого голоса нет.

Королёв:

— «Кедр», отвечайте; — Все внимание на динамики.

Королёв:

— «Кедр»; На связь; Я «Двадцатый». — И в другой микрофон: — Связь; Быстро;

— Я — «Двадцатый», — Королёв продолжает вызывать космонавта.

По-прежнему молчание.

Эфир не приносит ответа. Что это? Внезапная разгерметизация? Обморок от растущих перегрузок?

Неожиданно в бункер врывается голос Гагарина:

— Сброс головного обтекателя… Вижу Землю… Красота-то какая;..

Только в эту минуту многие из присутствующих осознали: человек в космосе; Всех охватила радость, внезапно ушли волнения…

Как потом выяснилось, произошел какой-то сбой в линии связи. Всего на несколько секунд. Но как дорого стоили эти секунды Главному и его заместителям…

Аппаратура, созданная для полета Юрия Гагарина, называлась «Заря». Комплекс радиотехнических средств, получивших это имя, был разработан, как и многое другое в советской космонавтике, первым в мире.

…Отчетливо вырисовываются горные хребты, крупные тени, большие лесные массивы, пятна островов, береговая кромка морей. Я видел Солнце, облака и легкие тени их на далекой и милой Земле, — такую запись сделал в бортжурнале «Востока» Юрий Гагарин.

9 часов 26 минут.

— Полет проходит успешно, — докладывает Юрий Алексеевич Гагарин. — Чувство невесомости нормальное. Самочувствие хорошее. Все приборы, все системы работают хорошо… Красота;..

9 часов 27 минут.

Гагарин:

— …От «Двадцатого» (Королёва) указаний не поступает. Сообщите ваши данные о полете; Привет Блондину; (Так звали Алексея Леонова.)

Юрий Алексеевич передает на Землю ощущения от полета, наблюдения, сообщает мнение о степени надежности бортовых систем и аппаратуры.

9 часов 57 минут. Юрий Гагарин передал, что пролетает над Америкой.

10 часов 02 минуты. Всесоюзное радио передало сообщение ТАСС: «Внимание, говорит Москва; Говорит Москва; — Знакомый голос Левитана. — Работают все радиостанции Советского Союза, передаем сообщение ТАСС «О первом в мире полете человека в космическое пространство».

10 часов 13 минут. Телетайпы закончили передачу первого сообщения ТАСС. Сотни корреспондентов газет, журналов, еженедельников, радио и телевидения малых и больших стран штурмом брали здание Телеграфного Агентства Советского Союза.

В редакциях всех газет мира началась беготня — надо было успеть переверстать выходящие номера. «Новость века» должна была стать гвоздем всех номеров.

Советский Союз, впервые запустивший в 1957 году искусственный спутник Земли, первым достигший Луны в 1959 году, наконец, первым в прошлом году вернувший на Землю животных из космоса, только что дал миру своего Христофора Колумба космического пространства.

Так комментировало новость агентство Франс Пресс. От французов не отставали американцы, итальянцы, немцы, англичане.

Юрий Гагарин стал близким для всех народов земного шара. Но больше всего волновалась и переживала за него, конечно же, Родина.

10 часов 25 минут. Включилась тормозная двигательная установка, и корабль пошел на спуск.

Посадка — самый ответственный этап космического полета: ошибка на метр в секунду при скорости 8000 метров в секунду отклоняет точку приземления уже на целых 50 километров.

10 часов 55 минут. Обгоревший железный шар стукнулся о вспаханную почву — поле колхоза «Ленинский путь», в тридцати километрах юго-западнее города Энгельса, неподалеку от деревни Смеловки.

Первым, кто увидел Юрия Гагарина, была Анна Акимовна Тахтарова.

Оторопь меня взяла — очень уж странно тот человек был одет, не по-нашему, и появился-то он неожиданно — с ясного неба, словно снег на голову. Потом гляжу: человек улыбается. И до того душевная у него улыбка, что весь мой страх как рукой сняло… — сказала она, придя в себя. — Забеспокоилась я, может, голоден, думаю, хотела молочком попоить. Отвечает так вежливо, а улыбку свою не прячет, что сыт, дескать, беспокоиться не надо, вот хорошо бы позвонить. Оглядела я округу, а к нам уже едут, бегут люди, поди видели, как он с неба валился. Военные подъехали, что на привале у нас в поле остановились

Спустя несколько минут спортивный комиссар Иван Борисенко, который находился в специальной группе поиска, попросил Гагарина предъявить удостоверение (этого требовал спортивный кодекс). Потом, записав все необходимые сведения, проверив опознавательные знаки космического корабля, на котором была надпись «Восток» — СССР, зарегистрировал три абсолютных космических рекорда:

— рекорд на продолжительность полета — 108 минут,

— рекорд на высоту полета — 327 километров,

— рекорд максимального груза, поднятого на эту высоту — 4725 кг.

Отрывок из книги Виктора Митрошенкова «Земля под небом»

Поделиться